Публикации КФ

Публикации КФ

« Назад

Устанак  26.10.2010 11:00

Устанак

Примечательное сочетание цифр  в календарной дате - «10.10.10» теперь, видимо, надолго врежется в память всех, кого не оставили равнодушными белградские события 10 октября 2010 года. Без всякого преувеличения можно сказать, что в этот день сербская столица стала ареной народного восстания.

В любом восстании имеются свои «субъект» и «объект» - всегда восстает кто-то против  кого-то.  В рассматриваемом случае ситуация уникальна особенностями своего «объекта»: возмутившемуся народу противостояло не просто действующие властные структуры (как предусмотрено классикой жанра), а удивительнейший гибрид властей с сообществом  так называемых сексуальных меньшинств, одержимых идеей о необходимости проведения в Сербии «гей-парада».

Попытки провести шествия извращенцев в Белграде предпринимались  уже не один раз. Реакция сербского общества на это была неизменно резко отрицательной, и потому все имевшие место попытки успеха не имели. Тот факт, что идею публичных шествий содомитов не поддерживает подавляющее большинство сербского населения, совершенно очевиден и не подлежит ни малейшему сомнению. Причем неприятие выражается в форме активного протеста вплоть до готовности к силовому противостоянию и уличным боям. Имевшиеся в прошлом попытки проведения  «парадов» неизменно заканчивались массовыми уличными протестами и беспорядками, зачастую переходящими в насилие и потасовки. Фразой в устах тысяч людей уже осенью 2009 года было не пассивное «мы не одобряем», а безоговорочно-радикальное «мы не допустим». Люди были готовы не только словом выражать свое несогласие, но и принять непосредственное участие в принудительном пресечении попыток содомитов пройтись по улицам столицы. С этой целью в Белград съезжались сотни и тысячи добровольцев со всей страны, а также с сербских территорий Боснии и Герцеговины. Так, в 2009 году попытка проведения шествия содомитов в Белграде была сорвана потому, что количество граждан, бывших готовыми разгонять извращенцев, в разы превысило число предназначенных для охраны шествия полицейских. Несмотря на упорное намерение властей продемонстрировать Европе свои достижения в деле борьбы с гомофобией, «парад» пришлось отменять.  Движение «Косовский Фронт» отметило тогда, что «государственная власть республики Сербия сказала содомитам «да». Но с этим не согласилось само сербское общество - оно возвысило голос и сказало «нет». И государству пришлось с этим посчитаться».- http://www.srpska.ru/article.php?nid=12564

 Следовало бы ожидать, что урок, извлеченный из данной ситуации властями Сербии, заставит их отказаться от повторения в будущем подобных попыток. Оказалось, что нет.

Летом 2010 года вновь было официально объявлено, что осенью готовится «гей-парад». На этот раз режим Тадича намеривался осуществить задуманное во что бы то ни стало. Сопротивление общества решено было подавить силой.

...Здесь стоит сделать паузу в хронологическом изложении и задуматься над вопросом, чем же объясняется маниакальное упорство нынешних властей Сербии в их стремлении «осчастливить» своих сограждан лицезрением парада извращенцев.

Зачем вообще кому-то нужны «гей-парады»? Ответ на этот вопрос можно дать и в целом - вообще для современного общества и мира, и применительно к сегодняшней Сербии в частности. Не вдаваясь в рассуждения о том, нужен ли он самим «геям», заметим главное. Прежде всего несомненным является то, что «гей-парад» - это символ. Символ некой победы, поскольку сам термин «парад» привычно воспринимается всеми как триумфальное шествие армии, одержавшей победу над врагом. И если московский парад 1945 года  был символом победы СССР над гитлеровской Германией, то и парад «сексуальных меньшинств» по улицам столицы страны символизирует победу этого меньшинства над... «сексуальным большинством» этой самой страны, то есть над всеми нормальными людьми.  Не хватает разве что триумфального бросания знамён к подножию какого-нибудь «памятника неизвестному гомосексуалисту». Хотя последнее уже не столь далеко от реальности: по сообщениям СМИ, в 2009 году «белградские» содомиты планировали сжигание государственного флага Сербии в знак «протеста против ущемления прав сексуальных меньшинств». 

«Гей-парад» как символ триумфа содомитов - это один из священных атрибутов идеологии либерализма, предъявляющей сегодня права на глобальное мировое господство. Большинство стран западного мира, ведя демагогическую риторику об «отсутствии господствующей идеологии», на самом деле давно уже подпали диктат норм этой самой идеологии. Одной из таких норм является безусловное требование о «равных правах» половых извращенцев и нормальных людей (на практике данный постулат обязательно оборачивается явным приоритетом первых над вторыми).

Либерализм с победившими содомитами неизбежно входит в противоречие с пока еще не забытой окончательно традиционной  (точнее, единственной и естественной) моралью, берущей свои истоки в христианстве. В западных странах данная проблема по большей части уже решена: христианство там давно выхолостилось в нечто бессодержательное и не играет решающей роли, «традиционная мораль» в случае столкновения с либеральными «ценностями» клеймится как пережиток темного прошлого и официально изгоняется. В последние несколько десятилетий в западном мире, без преувеличения, произошла самая настоящая культурная революция. Этот мир стал представлять собой пространство, социальные отношения внутри которого регулируются нормами новой либеральной религии. И любой стране, любому обществу, пожелавшим в западный мир войти, ставится жесткое условие о соответствии этим нормам.

Страны с еще преобладающими традиционными ценностями, в частности Сербия, данным критериям явно не отвечают. Что же делать в этом случае?

Известный американский писатель и общественный деятель, верующий католик Патрик Бьюкенен в своей книге «Смерть Запада» описывает процесс погружения своей            страны и всего западного мира в пучину «новой религии». Бьюкенен называет этот процесс революцией, неизбежно ведущей народы к потере идентичности, вырождению и вымиранию. Противоречие между новыми и традиционными ценностями Бьюкенен четко называет «конфликтом вер» и отмечает: «катехизис революции учит, что гомосексуальность - достоинство, никак не грех, и что люди, относящиеся к гомосексуалистам и лесбиянкам неодобрительно, суть консерваторы, которых необходимо переучивать».

В полном соответствии с этим катехизисом президент Сербии Б.Тадич и его правительство решили, что сербов нужно переучивать. Если сербский народ и «гей-парад» не совместимы - значит, нужно серьезно поработать над этим самым народом. В качестве средств обработки и переучивания были выдвинуты 5000 полицейских, резиновые дубинки и слезоточивый газ.

 «Неправильный» народ со своей стороны приготовился сопротивляться такому «переучиванию».

В общем-то, и задолго до октября 2010 года правящий Сербией режим Тадича давал неисчислимое количество поводов для взрыва народного возмущения. Однако именно объявление «гей-парада» новой нравственной ценностью явилось тем поводом, который вывел на улицы Белграда тысячи протестующих людей.  Тадич - проводник той самой разлагающей Запад  революции, о которой пишет П.Бьюкенен. Сербский народ воспротивился ей, поскольку, как отметил в своем прошлогоднем  обращении «Косовский фронт», «шествие по улицам Белграда ликующих колонн содомитов - символ духовного (а вместе с ним и политического) падения сербской столицы. Принятие подобных явлений в качестве нормы - признак духовной смерти общества».

Сербское общество в очередной раз доказало, что духовно оно по-прежнему «живее всех живых». И ответило Тадичу белградским восстанием 10.10.10.

 

Хроника событий

Участники «гей-парада» - сборище местных и заезжих извращенцев с радужными флагами и розовыми значками  - начали собираться около 10 часов утра (время здесь и далее по тексту - белградское) в парке «Манеж». Среди содомитов были замечены представители сербского правительства и ряд местных политиков, глава представительства Еврокомиссии в Сербии Венсенн Дежер, глава миссии ОБСЕ Димитриос Кипреос, посол США в Белграде Мэри Уорлик. Место сбора было оцеплено невиданным никогда ранее количеством полиции. Над центром Белграда кружили вертолеты, все улицы вокруг парка, от Вишеградской до Короля Александра перекрыты. На улице Короля Милана была замечена конная полиция и подразделения с собаками. Усиленное присутствие полиции и жандармерии заметно было и на границах части города, закрытой для транспорта.  Перед отелем «Москва» выстроились несколько десятков джипов жандармерии, полиция проверяла документы у всех, кто по ее мнению каким-либо образом может помешать проведению парада. Все подходы к улице Короля Милана в центре города со стороны Славии были блокированы. Полицейские кордоны расположились между зданием старой Скупщины Сербии и резиденцией президента, а также в парке возле этих зданий.

Напомним, что на защиту содомитского парада правящая клика выставила от пяти до шести тысяч полицейских, вертолеты, различную технику и спецсредства. Также, как сообщили представителям «Косовского Фронта» в посольстве Сербии в 13:30 по Москве, в боевую готовность были приведены армейские части. Поистине чем-то непререкаемо священным явился «гей-парад» для режима Тадича! Подобных мер защиты не удостаивалось еще ни одно публичное мероприятие в Сербии.

Заметим и следующее: еще до начала «парада»  сразу же стало понятным то, что мероприятие будет «закрытым», и в ходе самого шествия и на «празднике» в Студенческом культурном центре присоединиться к нему никто не сможет. Это важная деталь: несмотря на полученную легализацию и поддержку властей, никак нельзя сказать, что извращенцы чувствовали себя хозяевами в городе. Напротив, город за пределами полицейских оцеплений внушал содомитам ужас; «победители» напоминали незадачливых оккупантов, окруженных партизанскими войсками.  Шествовать «геи» вынуждены были не по городу, а внутри огороженного загона, в случае прорыва которого их не ожидало ничего хорошего.
     Журналистам, после ряда проверок, было позволено пройти в парк «Манеж» чуть позднее 10 часов.

...Противники «парада» концентрировались в различных районах Белграда группами от нескольких десятков до нескольких сотен человек. Начиная с 10 часов они делали попытки прорваться сквозь полицейские кордоны и приблизиться к месту сбора содомитов.

Наибольший интерес вызывает вопрос, что из себя представляли силы противников «гей-парада». Несмотря то, что полную картину на основании имеющихся сообщений составить трудно, ясно вырисовывается то, что массовые выступления шли по всему центру города; протестующие атаковали полицейские кордоны, преграждавшие путь к скопищу извращенцев, появляясь на различных улицах то с фронта, то с тыла. При этом отмечается высокая степень организованности и сплоченности действий выступавших при фактическом отсутствии какого-либо координирующего центра.

Действия протестующих по своему характеру напоминают не спонтанное беспорядочное  выступление, а широкое и мощное восстание, вылившееся в многочасовую уличную войну. Как верно отметил координатор «Русского Образа» И.Горячев, «в последние годы во время уличных беспорядков в Белграде - когда выдавали Радована Караджича, когда Косово провозглашало независимость, на прошлогоднем гей-параде - все чаще и чаще звучал призыв - "Устанак!" - восстание. Этот призыв отсылает к первому и второму Сербским восстаниям в начале 19-го века, когда в результате долгой кровопролитной борьбы Сербы смогли добиться автономии, а потом и независимости от Османской империи. Можно сказать, что новый "Устанак" начался 10.10.2010».

Таким образом, в ответ на санкционированный режимом Тадича  «гей-парад», Белград полыхнул Устанаком.

О количестве повстанцев, непосредственно действовавших на улицах, точно сказать трудно. О том, что протест носит чрезвычайно массовый характер, говорят события предыдущего дня: 9-го октября на демонстрацию, выражающую неприятие запланированного шествия содомитов, вышло более 25 тысяч человек. Разгонять извращенцев на следующий день, видимо, вышло не все это количество (всё-таки требовать участия в столкновениях с вооруженными полицейскими можно не от всех), однако это была весьма значительная часть, преимущественно - молодые мужчины. Следует полагать, что их было приблизительно столько же, сколько противостоящих сотрудников силовых структур.

...Около половины одиннадцатого группа из сотни повстанцев попыталась пробить полицейский кордон на Славии; на полицию обрушился град камней, однако препятствие оказалось серьезным, и после недолгого столкновения нападавшие отступили к Бирчаниновой улице. Однако уже через пять минут боевые действия на Славии возобновились: полиция была вынуждена применить слезоточивый газ, чтобы отразить нападение группы примерно  из 250 человек, пытавшейся прорваться к участникам «гей-парада». Несколько человек было задержано.
Несмотря на это, уже в 10.45 кордон возле Славии был прорван, столкновения полиции и повстанцев вспыхнули возле здания парламента, один полицейский был ранен. К 11 часам противники парада двинулись к Славии, вынудив полицию к отступлению.


     ...В начале 11-го полиция потеснила противников «парада» на улице Короля Милана. Бойцы полиции, похожие на космонавтов в своем снаряжении для разгона манифестаций,  в 10.30 на угле улиц Драгослава Йовановича и Короля Милана, «без применения силы» не позволили пройти сотне молодых людей. Повстанцы приостановили напор, расположились перед двумя полицейскими кордонами, перекрывшими улицу Драгослава Йовановича, и, по сообщениям информагентств, запели песни «с оскорблениями как в адрес участников парада, так и полиции».

... Около 11 часов противники «гей-парада» забросали камнями жандармерию на Площади Николы Пашича; жандармы попытались оттеснить повстанцев от здания Дома Народной Скупщины Сербии. Со стороны Скупщины к жандармам подошли подкрепления, сумевшие остановить противников парада на углу Таковской улицы и улицы Князя Милоша. Ранения получили трое полицейских.

В это же время около 50-ти  повстанцев попытались прорвать кордоны полиции со стороны Влайковичей улицы; полиция оттеснила атакующих к Косовской улице. В 10:50 увеличившаяся почти до ста человек группа разбила и подожгла мусорные контейнеры на перекрестке Дечанской улицы и Теразийского тоннеля. Пятьдесят человек с церковной символикой и детьми двинулись к Площади Республики. Минут через 10-15 запылали мусорные контейнеры на улице Народных Героев. В 11:07 пошла новая волна столкновений с полицией: на Маккензиевой улице, на перекрестке Крушедольской улицы и бульвара Освобождения, а также бульвара и Охридской улицы. Несколько человек пострадало. На асфальт полетели стекла разбиваемых витрин.

В 11:20 были подожжены контейнеры на бульваре Воеводы Мишича, движение по Теразийскому Тоннелю оказалось полностью перекрытым, также как по Устаничской улице возле отеля «Славия».
 
  Около половины 12-го продолжились столкновения на Славии, возле Храма Св.Саввы. Оттесненные было полицией в ближайший парк, протестующие забросали «космонавтов» файерами; столкновение продолжилось возле Национальной библиотеки Сербии, перешедшие в контратаку повстанцы использовали против защитников «парада» дорожную плитку, заготовленную для мощения парковых пешеходных троп. Двое полицейских было ранено.
   
    В 11:25 группа молодых людей попыталась блокировать Пожежскую улицу;  в это же время другая группа заблокировала улицу Лоле Рибара.
     
      Отрезок времени между половиной 12-го и полуднем оказался очень несчастливым для транспорта: в 11:35 на бульваре Освобождения противники «гей-парада» разбили несколько служебных автомобилей и автобус, в это же время были разбиты и подожжены полицейские автомобили и автобус на Охридской улице, а около 11:40 был разбит частный автомобиль на Студенческой площади, в 11:53 - аналогичное происшествие в Квартале 44.
     Без пяти минут двенадцать демонстранты закидали камнями полицейских на перекрестке улиц Королевы Натальи и Ломиной. 
     Время от времени в различных районах неожиданно появлялись и вливались в Устанак новые группы повстанцев. В 11.50 несколько десятков молодых людей были замечены концентрирующимися во дворе школы «Гаврило Принцип».     В 11:55 значительная группа демонстрантов собирается на перекрестке улиц 27 марта и Рузвельта
   В  12:05 пятьдесят человек двинулись к центру города по улице Короля Петра. Чуть позже была заблокирована Крунская улица, новая группа двинулась к центру по ней, и вскоре атаковала полицию недалеко от штаб-квартиры Демократической Партии, несколько полицейских получили ранения.      Невдалеке от этого места в 12:15 значительная группа повстанцев атаковала полицию на улице Пролетарской бригады.      В это же время троллейбусы, стоявшие на Маккензиевой улице из-за остановки движения, были разбиты и установлены поперек проезжей части в качестве баррикад. В 12:31 новая группа противников «гей-парада» вышла на Бульвар Короля Александра со стороны отеля «Метрополь» (предположительно, до этого они скрывались в здании отеля).      В 12:46 еще одна группа сконцентрировалась в парке возле Экономического факультета.
     Между полуднем и часом дня Устанак в центре столицы продолжал бушевать, столкновения продолжались: на автобусной остановке «Зелени венац» противники «гей-парада» забрасали полицию булыжниками, скандируя лозунги «Отправляйтесь в Косово». Намек протестантов более чем понятен: у властей нашлись люди и средства для силового прикрытия шествия извращенцев по Белграду, в то время как край Косово и Метохия позорно сдан шиптарам, а от Тадича исходят декларации, фактически признающие независимый статус края. Для действующего правительства «гей-парад» оказался намного ценнее, нежели целостность исторической территории и сохранение православных святынь.       
       
     На Теразии возле Игуменовой палаты вновь была атакована жандармерия. Полиция применила шоковые гранаты и оттеснила нападавших к Палате Албания. Скорая помощь увезла одного раненого жандарма.
     Через несколько минут противники «гей-парада атаковали полицию на Каленичевой улице.

...Заметим, что активность повстанцев столь ярко проявлялась при том обстоятельстве, что противостоящие им полицейские силы были заведомо «мощнее», будучи специально экипированными для уличных столкновений. Немудреное «оружие пролетариата» - камни, дорожная плитка, фаеры и т.п. - только при весьма удачном попадании способны причинить серьезный ущерб тренированному и специально натасканному громиле, облаченному в мощный каркас, шлем и наголенники. По сравнению со своими противниками повстанцы были просто «голыми»: никаких приспособлений, способных защитить их головы и тела от удара дубины или попадания резиновой пули, у них не имелось. В случае прямого столкновения с вооруженным дубиной «космонавтом» бейсболка не защитит от сотрясения мозга, а легкая куртка - от повреждения внутренних органов, также как и купленный в ближайшей аптеке «респиратор» не спасет глаза и легкие от разъедающего слезоточивого газа. Все это прекрасно понимала команда Тадича, планируя «гей-парад» как одно из средств по реализации программы «перевоспитания» сербского народа в духе новых либеральных ценностей. Эти ценности лучше всего «вбивается» в сознание «неправильного» общества при помощи дубин и подкованных ботинок полицейских громил. Видимо, данная методика, по мнению действующих властей, наиболее эффективна для достижения Сербией необходимых для вхождения в ЕС стандартов.

Можно сказать, что для защиты своей священной коровы -  «гей-парада» режим Тадича в этот день буквально ложился костьми. Главная цель, как она кому-то виделась, была вроде бы и достигнута: священная корова прошлась по огороженному тысячами полицейских загону без потерь для себя (в отличие от полицейских). Однако то, что сербы не покорились навязываемой им вырожденческой идеологии, что они не сдали свою столицу извращенцам и их покровителям, что город несколько часов фактически находился в руках повстанцев - это увидел весь мир. Реакция рядовых сербов - это была реакция здорового организма на искусственно заносимый извне вирус мерзостной гнили. Рядовые сербы в глазах всех нормальных людей мира явились носителями и защитниками здоровых ценностей. А вот о действующих властях Сербии следует сказать обратно противоположное: они проявили себя как чужеродная, враждебная собственному народу клика, пытающаяся насильно навязать обществу чуждую ему идеологию и мораль.

Поэтому неудивительно, что не дотянувшиеся до содомитских колонн сербские рядовые граждане обрушили свой гнев на тадичевских дуболомов. А как уже упоминалось выше, вскоре после полудня в зоне досягаемости повстанцев оказался особо ненавистный объект: штаб-квартира правящей Демократической Партии на Крунской улице. Штаб-квартира была подожжена и разгромлена, повстанцы ворвались внутрь помещения и постарались выразить всю свою признательность Борису Тадичу за его заботу о народе. Пожарные, пытавшиеся тушить здание, были также атакованы. Локализован пожар был примерно к часу дня, когда на помощь пожарным пришла жандармерия. Пятеро полицейских было ранено.

После часа дня крупное столкновение противников парада и полиции произошло на Площади Николы Пашича.

     В 13:05 на Таковской улице возле дома 10 - стычка между несколькими десятками полицейских и сотней повстанцев. К полиции вскоре подошло подкрепление. В 13:09 группа противников гей-парада двинулась по Светогорской улице в направлении площади Республики.
В 13:20 неизвестный на скутере закидал камнями полицейского возле Дома Молодежи. В это же время небольшая группа противников парада с дубинками двинулась по улице Нушича в сторону Дечанской улицы. Через несколько минут она столкнулась с «космонавтами» возле переулка Чумича. Полицию закидали файерами, камнями, урнами для мусора; полицейские ответили слезоточивым газом.

В 13:45 был атакован с тыла полицейский кордон на перекрестке улиц Майора Илича и Таковской.

Около двух часов дня гнев повстанцев обрушился еще на два ненавистных объекта: штаб-квартиру Социалистической партии Сербии и офис «независимой» телерадиокомпании РТС. Помещения были забросаны камнями и подожжены, штаб-квартиру социалистов штурмовало порядка двухсот человек, в офисе про-тадичевского РТС в дребезги разбили двери. Примерно в это же время большая группа противников парада закидала камнями и бутылками с зажигательной смесью кордон полиции на углу Косовской и Таковской улиц, а также атаковали жандармов на углу Узур Мирковой улицы и улицы Короля Петра.

Примерно с 13:55 до 14:20 возникали столкновения повстанцев с полицией вблизи французского посольства. Значительная группа футбольных фанатов пыталась прорваться и к посольству США, точные сведения о результатах этой попытки отсутствуют. После двух часов дня группа фанатов численностью около 100 человек проследовала по улице Царя Душана по направлению к центру города, примерно такая же - по Старому железнодорожному мосту. Препятствуя этому, полиция пыталась перекрыть все подходы к центру, были закрыты для любого движения улицы Царя Душана и Тадеуша Костюшко, также как и Старый железнодорожный мост.

     Приблизительно в 14 часов в начале улицы Князя Михаила произошло новое столкновение. Два полицейских кордона, стоящие спиной друг к другу, подверглись нападению с двух сторон, со стороны Призренской улицы с одной стороны и от отеля «Москва» с другой стороны. Полиция применила слезоточивый газ.

В 14:32 демонстранты разбили полицейский автомобиль на Херцеговачской улице.

Около половины третьего поступило известие, что восстание «зацепило» всё-таки и столь яро охраняемую священную корову: участник содомитского шествия - гражданин Швейцарии - заявил в полицию, что был избит. По всей видимости, это не единственный случай.

Ближе к трем часам, когда шествие извращенцев в огороженном загоне завершилось, белградское восстание стало понемногу утихать. В 14:50 было восстановлено движение по Крунской улице, открыто движение по Маккензиевой улице до Ресавской по направлению к Славии.В 15:00 открылись Бранков мост и тоннель, в 15:05 - улица Князя Милоша (правда, при не работающих светофорах). Городские службы начали разбор завалов и уборку мусора.

Однако в отдельных районах города дух Устанака продолжал бушевать. По сообщениям информагентств, в 14:57 полицию закидали булыжниками на Теразии, на Васиной улице возле пекарни «Тазе» заполыхал очередной контейнер, а по Призренской улице двигалась толпа демонстрантов, «круша все на своем пути». В 15:15 на Студенческой площади все еще полыхали контейнеры, а ведущая к ней Васина улица не могла пропускать транспорт из-за огромного количества клумб и мусорных урн, выброшенных на проезжую часть.

Без преувеличения можно сказать, что 10 октября Белград на протяжении нескольких часов пребывал во власти повстанцев. Действующие власти, естественно, поспешили назвать все произошедшее хулиганством и массовыми беспорядками, представить протестующих толпой маргиналов и «профессиональных экстремистов». Однако любому непредвзятому наблюдателю очевидно, что выступление противников «гей-парада», с учетом многотысячной демонстрации 9-го октября, носило ярко выраженный общенародный характер. В события 10-го октября оказалось вовлеченными тысячи людей, и отнюдь не все они являлись записными «горячими головами» типа футбольных фанатов и молодых правых радикалов. В этот день сама атмосфера в Белграде была  наэлектризована настолько, что дух протеста и жажда действия проснулись даже в самых миролюбивых сердцах и холодных головах. Режим Тадича подверг собственный народ откровенному унижению, наплевал на его мнение и бросил ему вызов. Этого было достаточно, чтобы полыхнул Устанак, к которому присоединились тысячи белградцев самого различного возраста и социального положения.  Не желая поддаваться издевательскому тадичесвскому эксперименту, люди с яростью обрушились на полицию, защищавшую  шествие содомитов, на офисы партий и другие объекты, связанные с ненавистным режимом.
....В 15:30 градоначальник Белграда Драган Джилас начал обход площадь Николы Пашича, Был дан старт процессу оценки ущерба, который, как вскоре было заявлено, составил более 1 миллиона евро.

 

Итоги.

 

10 октября 2010 года на улицах Белграда пострадало более двухсот человек, более двух третей из них - полицейские.

Правящий в Сербии режим получил грозное предупреждение. Правда, внимать ему он явно не намерен - это вполне понятно, поскольку нахождение клики Тадича у власти полностью зависит от расположения к нему западных покровителей, а вовсе не собственных граждан. Поэтому режим по-прежнему остается верен идеям заклейменной П.Бьюкененом вырожденческой «революции» и намерен продолжать ломать сербский народ через колено.  На участников октябрьского восстания обрушились репрессии, на сегодняшний день арестовано несколько сотен человек.

Однако колокол по режиму Тадича прозвенел более чем отчетливо. Остается лишь ожидать, когда теперь властью будет спровоцирован очередной всплеск Устанака, который, как мы надеемся, станет завершающим.




Комментарии

2011-10-19 07:51:40 sotnik № 421401
молодцы!педиков-в топку!

Ответить / Цитировать

2011-11-16 06:50:23 Ротмистр фон Лямке № 435001
Слава Сербии! Слава нашим братьям по вере! Так держать!

Ответить / Цитировать

*Имя:


E-mail:


*Комментарий:


Copyright © 2010
Всероссийское общественное движение
“Косовский фронт”
Rambler's Top100