Косовский завет

« Назад

Косовский завет 23.08.2010 02:51

Битва на Косовом поле происходила в день святого Витта (Видовдан), 15 июня 1389 года. Наверное, это самая героическая страница сербской истории, во всяком случае, Видовдан остается главным национальным праздником и даже в коммунистической Югославии занимал свое, особое место.
       О том, как протекало сражение, сведений сохранилось очень мало. Известно, что в первые часы битвы войско князя Лазаря потеснило турок-османов. После гибели султана Мурада среди турок произошло замешательство, однако сын Мурада - Баязид, приказав убить старшего брата, взял на себя ведение сражения. По описаниям современников, битва была необыкновенно жестокой и кровавой. Лишь под конец турки стали брать верх над сербами. Князь Лазарь и несколько воевод попали в плен и были казнены по приказу Баязида. И сербы, и турки понесли очень большие потери. На следующий день после битвы османское войско покинуло Сербию. В христианском мире долго ходили слухи о победе сербов на Косовом поле...
       Сербский народ хранит трогательное предание о святом князе Лазаре. Перед битвой явился ему Ангел Господень и спросил князя: "О каком царстве помышляешь, Лазарь, земном или Небесном?". Помолившись, отвечал Лазарь Ангелу: "Царство земное - быстротечно и суетно. Царство же Небесное - непреходящее, длящееся от века и до века". Так боголюбивый князь Сербский избрал Царство Небесное и принял вместе со своим народом волю Божию. Поэтому неколебимо и твердо стоял он перед грозным Баязидом, ожидая мученической кончины за веру Христову, за отечество народа своего христианского. Он не искал свободы "любой ценой", то есть свободы от Бога и без Бога, но - свободу в Боге и с Богом. И потому тихо, с молитвой склонил главу свою под меч варвара.
       Год 1989-й оказался промыслительным для православного сербского народа. Тогда прославлялось 600-летие мученической гибели сербского войска на Косовом поле. Святые мощи князя Лазаря были пронесены по землям Срема, Боснии, Сербии, а в самый день битвы они были водворены в древнем монастыре Грачаница, что в Косове. Повсюду совершались богослужения, народ шел на поклонение своей главной национальной святыне (мощи святителя Саввы были сожжены турками в 1594 году), словно предуготовляясь к грядущим тяжелым испытаниям.
       В плане историческом Косовская битва оказалась переломной для судеб Европы и конечно же для Сербии; она велась не за суетные блага мира сего, но за Небесную Истину. Не преимущество в оружии решало исход ее, но сила Животворящего Креста Господня. Ни одно из событий сербской национальной истории не оставило такого глубокого следа, не легло таким неизгладимым заветом в народном сознании, как Косовское сражение.
       Однако Косовский завет - великая косовская мысль не явилась неожиданной, она не есть плод одного момента или боевого аффекта. Она рождалась долго, вызревала в духе народа, на Косовом же поле она только ярко вспыхнула, как искра, высеченная из кремня. Она была утверждена тогда сознательным мученичеством и в ореоле непобежденной и неистребимой истины легла в основание народной души как залог бытия сербского народа на протяжении его тяжелейшей истории вплоть до сего дня.
       Корни косовской мысли, косовской этики, косовской философии следует искать в глубинах сербской истории на Балканах, когда сербы впервые познали христианскую веру. Православие слилось, сплавилось с душой народа, с народной мыслью, с его практической жизнью.
       У истоков этой славной эпохи стоят два духовных исполина: Стефан Неманя (святой Симеон Мироточивый) и святитель Савва. Именно эта эпоха вывела сербский народ во всем его духовном величии на Косово поле. День святого Витта в 1389 году стал днем испытания для целой эпохи в истории сербского народа, и косовское поколение выдержало его достойно: оно пожертвовало преходящим во имя вечного, приняло физическую смерть во имя воскресения и жизни бесконечной, избрало Царство Небесное не только в эсхатологическом, но и в историческом смысле.
       У народа, восходящего на свою Голгофу в духовной славе, враг может отнять многие драгоценные человеческие жизни, отнять все богатства земные, но не в силах он истребить духовной мощи, которая сияет в невидимом нам мире, в Царстве Божием, которая живет в потомках как непобедимый и неодолимый залог народного бытия. Сербский народ смог так ярко обнаружить свое духовное определение и проявить высокую косовскую этику благодаря своей укорененности в живой традиции Православия и действительно творческому присутствию в церковно-народном организме православной духовности и благодатного опыта исихазма, который воистину, по выражению епископа Афанасия (Ефтича), "стал душой Сербии князя Лазаря".
       Традиции исихазма цвели в сербских монастырях и задужбинах (храмах и монастырях, выстроенных по завещанию), исихасты-молитвенники были и непосредственно при дворе князя Лазаря и его наследников, сербских деспотов. Исихасты исповедовали идеи активного сопротивления, а не пассивного предания врагу, но это сопротивление прежде всего состояло в силе духа, в христианской философии жизни, в высокой духовности, которая укрепила православное самосознание сербского народа, а тем самым укрепила и политически ослабевшее государство, помогла преодолеть искушения времени.
       Взгляд исихастов на человеческую судьбу был оптимистическим. Он не отрицал драмы исторического бытия, но преображал ее путем связи с эсхатологическими богочеловеческими ценностями, выдвижением на первый план торжества мученической смерти за Христа и Царство Небесное.
       Князь Лазарь, как сообщает один из его ранних жизнеописателей, "Промыслом и благоволением Божиим ради тихости и справедливости и добродетели и благих обычаев возведен был на престол сербский (1373 год)... и не холодным властителем был он, но отцом, который воспитывал и поучал чад своих". Он построил в Сербии много церквей и монастырей, был ктитором Хиландара. Князь стремился упрочить Сербское государство, прекратить внутренние нестроения в сербских землях и много в том преуспел.
       Объединение сербских земель под скипетром князя Лазаря, сложись все иначе, могло положить начало прочному, единому, но земному царству. Однако Промыслом Божиим сербам был уготован иной исторический путь и князю Лазарю - иная слава. И вот настал час испытания. И обратился князь к своим присным, к воинам сербским: "Вы, други и братья, вельможи и воины, свидетели того, сколько добра Господь даровал нам в этой жизни - все, что есть прекрасного на этом свете, и славу, и богатство приумножил. И если скорби и страдания одолеют нас, да не будем неблагодарными Богу за это. И если меч, или раны, или тьма смерти уготованы нам, да примем их со сладостью, аки милость за Христа, за благочестие отечества нашего. Лучше нам в подвиге смерть от меча принять, нежели гнуть спину перед врагом нашим. Много пожили мы для мира, потрудимся же мало, чтобы принять подвиг созидательный, чтобы удостоиться Жизни Вечной на Небесах; да назовем себя воинами Христовыми, мучениками благочестия, да впишутся имена наши в книгу жизни. Не пощадим плоти нашей в борьбе, чтобы от Того, Кто судит подвиги, принять венцы светлые. Страдания рождают славу и труды ведут к покою".
       Отвечали ему вельможи и воеводы: "Мы, господин наш, с самого рождения Бога и тебя знаем. Бог нас создает, ты же воспитываешь... Любовь и честь во множестве мы от тебя приняли и готовы за тебя, за благочестие, за Отечество умереть. Не пощадим себя, зная, что смешаемся с прахом. Умрем и да останемся навеки живыми, принесем Богу себя в живую жертву. Не пощадим животы наша и да станем примером ярким для потомков и да прославимся во Христе..." Перед битвой все приняли Причастие, произнося: "Боже, в руце Твоя предаем души наша". Так в "Похвале князю Лазарю" повествует Патриарх Даниил III, современник событий. Именно в известных словах: "Лучше избрать смерть в подвиге, чем жить со стыдом" и "Умрем, чтобы принять Жизнь Вечную" - и сосредоточена вся косовская мораль как национальный завет сербской истории. Это и другие сочинения о святом князе Лазаре, в которых его мученичество возвышено до исторического и метаисторического идеала, очень скоро стали источником вдохновения для народных песен Косовского цикла.
       Например, в песне "Погибель Царства Сербского" физическое поражение показано как духовная победа, христианская философия жертвы выстроена как этическая основа народного самосознания. Косово осталось в сознании сербов местом, где была решена их историческая судьба, в духовном плане она была явлена как путь через страдания и жертвы к воскресению. Замечательный сербский святитель епископ Николай (Велимирович, † 1956) точно выразил осмысление сербским народом Косовской битвы как крестного пути национальной истории: "Выбор князем Лазарем Царства Небесного совершен от имени всего сербского народа, он (выбор) стал самым ярким выражением целокупного смысла нашей истории и ее постоянной идеей. Косово показало, что наша история разворачивается на высочайшем плане, на трагической и возвышенной границе небесного и земного, Божиего и человеческого"
1.
       На Косовом поле сербы приняли неравный бой с превосходящими силами турок. Но главным был именно выбор: свободное судьбоносное решение бороться, но не предавать. Косовская битва раскрыла действительно евангельскую этику сербского народа. Она переживалась и переживается как торжество мучеников, но никогда - как поражение. В народных песнях, исполненных светлой печали и духовной радости, говорится о том, что боговенчанная Сербия приняла мученический венец, и отныне это ее высшая и необоримая ценность. Победа духовного над плотским, Вечной жизни над смертью, истины над ложью, жертвы над алчностью, любви над ненавистью и силой - это то самое Сербское Косово, о котором помнит и поет народ, вдохновленный монументальным событием православной сербской истории. В сказаниях, исторических песнях о Косовской битве акцент делается всегда именно на духовном смысле события, подчеркивается идея выбора, выбора Царства Небесного, описание же фактического хода битвы отходит на второй план, оно как бы неважно для сочинителей и сказителей. Именно такое отношение к сражению было у его участников и современников, именно духовное его осмысление было унаследовано потомками. Герои Косова идут на сознательную жертву, они погибают за веру, князя своего и отечество. Но эту жертву первым среди первых приносит и сам святой князь Лазарь. Косовский завет с необычайной силой выразился в народном эпосе, что явилось результатом его всенародного осознания и переживания. Смерть за высокую идею саму идею сделала бессмертной.
       Сербский народ и поныне осознает себя наследником державы князя Лазаря и поборником завета, данного на Косовом поле: "Мы - потомки косовских героев, которые принесли себя в жертву за Крест Честной и свободу золотую; мы - возрождающиеся и полные жизни пышные ветви народного древа, которое в Косове было... срублено почти под корень. Не засыхает это древо, ибо кровь мучеников его оживотворяет. Не высох срубленный ствол, ибо Царство Небесное, которое избрали витязи Креста, давало ему силу, чтобы зазеленеть и пустить ростки"
2. Эта историческая истина только подтверждает боговдохновенность и прозорливость воинов Косова, которые знали что после битвы они "для многих живым примером будут". Косовская мысль легла в основание национального самосознания сербов. И как росток в зерне до поры ждет своего часа, так и Косовский завет, сохраняющийся в глубинах народной памяти, заговорит, будет востребован, когда удар высечет искру из кремня.
       Косовская битва явилась высочайшим проявлением великой мысли Православия о том, что духовные ценности выше плотских, материальных и что во все времена искушений важнее всего спасти человеку душу, как учил Спаситель: И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить: а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне... Какая польза человеку, если он приобретет весь мир весь, а душе своей повредит; или какой выкуп даст человек за душу свою?" (Мф. 10, 28; 16, 26).
       Эта мысль владела духовной жизнью сербского народа со времен Стефана Немани, "когда протрубили трубы апостольские и евангельский гром молитвами преподобного Симеона разбудил все Отечество, и фимиам, возжженный Господу, освятил воздух повсюду, и поднялись монастыри по всему отечеству преподобного, и народ наполнил церкви Христовы, поя и славя Бога..." (Житие преподобного Симеона Мироточивого).
       Эта же мысль вдохновила православный сербский народ на высочайший духовный подвиг, имя которому - Косовская битва. Размышляя об этом событии, епископ Николай (Велимирович) писал, в частности, следующее: "Ни один христианский народ в своей истории не имеет того, что есть у сербского народа, - Косова. Шестьдесят с небольшим лет спустя после Косовской битвы пал Царьград, столица восточного христианства. Убит император Константин... Скажут, это подобно Косову. Даже - это событие превосходит Косовскую битву. Сохрани, Господь! На Косовом поле христианское воинство шло навстречу смерти, в Царьграде войско находилось в стенах города, надеясь до последней минуты, что смерть как-то минует его. Когда ядра... пробили городские стены, ужас овладел воинами и горожанами. Все храмы были наполнены воплем и молитвою о спасении города, то есть о спасении плоти, о спасении державы и царства земного. А потому падение Царьграда греки помнят как поражение, но не победу. Правда, и здесь Крест сражался с полумесяцем, но без подвига, без воодушевления для последующих поколений. Потому что поражение, оставшееся в памяти только как поражение, никого не может вдохновить. И даже Голгофа без Воскресения не может никого вдохновить и укрепить.
       Иначе все было в Косове. Как усопший облекается в новые и дорогие одежды, так и воины сербские надели свои лучшие доспехи. Блистательные, сверкающие колонны... двигались на Косово поле. Осененные знаменами, хоругвями, иконами, с пением и восклицаниями спешили они на Косовскую Голгофу. Разве не напоминает все это первых христиан, которые с таким же расположением духа шли под меч и в огонь? Они не молили Бога о спасении от близкой смерти, но... молились о том, чтобы их не миновала кончина мучеников. Так и крестоносное войско Лазаря молилось не о спасении жизни своей. Напротив (воины исповедались и причастились) - о смерти. Все войско как один мученик Христов, покорное промыслительной воле Всевидящего, принимает горечь смерти как животворное лекарство. И разве Косово вплоть до сего дня не послужило многим поколениям воистину животворным лекарством?..
       Ошибаются те, кто говорит, что Косово остановило ход нашей истории, отбросило нас назад, что если бы не было Косова, мы были бы сегодня великим народом. Как раз именно Косово сделало нас великим народом. Оно есть наша народная Голгофа и одновременно - наше народное воскресение, духовное и моральное. Оно остановило нравственный распад сербского народа. Дало нам вереницу витязей веры, чести и жертвенности... Ошибаются те, кто считают Косово поражением. Князь Лазарь и его воины погибли... Они принесли в жертву Богу все, что имели и могли, а потому и победили. Погубили плоть, но спасли душу...
       Святые мощи князя Лазаря, напоенные небесной силой, и сегодня покоятся в мире и исцеляют многие немощи человеческие. Не утрачены и тела витязей Креста, хотя остались они на поле боя. Святые души их освятили тела, а святые тела их освятили всю Косовскую землю. Потому Косово стало святым полем. Потому сербы со всех концов света приезжают на Косово поле и берут горсти святой земли, чтобы хранить ее как святыню в церквах и домах своих... Косово - это великая гробница христианских мучеников. Весь сербский народ прославляет Видовдан... [ибо] он напоминает нам о нашей победе и воскресении"
3.
       Благодаря духовно-нравственному выбору, сделанному на Косовом поле, сербский народ на протяжении пяти веков турецкого рабства много раз повторял свой косовский подвиг. Даже когда не было надежды на успех, сербы оставались верны своему Косовскому завету. После окончательного подчинения туркам сербский народ не потерял своей исторической памяти, своей святосавской-косовской духовности.
       Сербы всячески сопротивлялись исламизации, с верой, надеждой и смирением переносили грабежи и насилия турок, осквернение святынь Православия, мученичество архипастырей, священников и монахов... Именно Православие и национальная историческая традиция помогли во времена рабства сохранить единство народного духа. Косово для сербов не ушло в прошлое, но стало настоящим фундаментом исторической жизни всего народа. Косовский завет оставался вдохновителем борьбы за национальное освобождение и от турок, и от австрийцев, и от немцев.
       Духовное значение подвига сербского народа велико для всего православного мира. Косовская битва так же, как и битва Куликовская, показала высоту христианских ценностей, раскрыла их смысл человечеству. Сегодня этот смысл чрезвычайно актуален для всего славянского мира. Именно славянские народы с их светлым мироощущением (и православные, и католики) суть главное препятствие на пути служителей Ваала, именно поэтому сегодня так активно проводится политика геноцида славян. Именно поэтому нашей общей болевой точкой является сегодня Косово, где были явлены миру наши общеславянские идеалы, дарованные нам Промыслом Божиим, потому-то и нужно их сегодня отстаивать - это наша общеславянская задача.
       Не о большей или меньшей любви к России или Югославии идет речь, как хотят поучать нас некоторые претенденты в наставники народа русского, когда говорят, что в России хватает своих проблем - что нам до Косова... Стоит серьезно задуматься над тем, почему именно Косово поставлено точкой отсчета. Сегодня сюда переместился нервный узел христианского мира. Здесь решается наша судьба, которая зависит от крепости нашей веры, от преданности вечной Истине Царства Небесного.

Н. МАСЛЕННИКОВА, кандидат филологических наук,
старший преподаватель факультета иностранных языков МГУ


Copyright © 2010
Всероссийское общественное движение
“Косовский фронт”
Rambler's Top100